Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 89 гостей.

Записки допингера

их скрыть изощреннее. Каждый раз как кто-то из моих спортивных кумиров попадался я взрывался так, как будто бы он обманул персонально меня!
Но с другой стороны меня преследовало любопытство. Я много читал про моральную сторону обмана, но я ничего не читал про то, как собственно ты себя чувствуешь принимая запрещенную фармакологию. Очевидно страсть к победе была главным двигателем, зачем спрашивается еще атлеты бы рисковали своим здоровьем и жизнью принимая препараты? В общем мне было интересно, насколько действуют запрещенные препараты: дают ли они 1%, или 10%? Каковы реальные улучшения? Может быть выйгрыш настолько мал, но достаточен для определения победы или эффект настолько силен что даже такой чайник как я бы почувствовал значительный эффект?
Я знал, на что иду и что есть риск для здоровья, но я решил что есть только один способ узнать обо всем – попробовать самому и наблюдать за результатами.
Мой план был прост: я собирался тренироваться как обычно, т.е. около 15-20 часов в неделю и при этом принимать различные препараты под надзором др. Джонса.
Все началось в январе 2003, через 8 месяцев я собирался принять участие в 1225км (761миля) велогонке Париж –Брест – Париж (тут кстати на форуме есть люди которые ее проезжали несколько лет назад). Париж Брест Париж – можно назвать фестивалем мазохизма. Он проводится раз в 4года, очень популярное мероприятие среди ультра-веломарафонцев любителей. Но для начала я должен был квалифицироваться на эту гонку через квалификационные марафоны (200, 300, 400, 600км) с определенными временными оганичениями. П-Б-П – довольно необычное мероприятие, скорее велопоход нежели настоящая гонка – нет призов, нет протоколов с указанием места, нет допинг-контроля. В общем если бы препараты мне бы и помогли, то я бы не занял чье-то место в протоколе. Ну и второе – продолжительность и тяжесть этого монстрического события (я намечал проехать эту гонку быстрее 84часов) должны были послужить настоящим мерилом эффекта препаратов.
Последний вопрос – собственно с чего начать?
«Давайте начнем с гормона роста»,- объявил др. Джонс в первый день нашей совместной работы. Я этому не был удивлен, ГРЧ – основа медицины против старения и одна из самых запрещенных субстанций в спорте. ГРЧ – это белок производимый гипофизом. Он вовлечен во множество процессов связаных с ростом организма и с его силой: нормальный рост детей, либидо, прочность костей, восстановление организма, образование различных протеинов, заживление ран.
«Между 20 и 30 годами», - др. Джонс показывал мне длинную презентацию с красивыми компьютерными картинками,- « производство гормона роста достигает максимума, а потом его производство в организме неожиданно падает.»
Он подробно остановился на негативных последствиях низкого уровня ГРЧ в организме: « Повышеный уровень холестирина при уменьшении уровня «хорошего» холестирина, уменьшение тонуса, уменьшение мышечной силы, уменьшение мышечной массы, увеличение количества жира, падение спортивных результатов, уменьшение умственных способностей».
Собственно спортсмены обратили внимание на то, что уменьшение уровня ГРЧ негативно сказывается на спортивных результатах, поэтому они естественным образом заключили, что повышеный уровень гормона роста увеличит их результаты. Плюс к этому – если большинство стероидов довольно легко выявляется на допин-контроле, теста на ГРЧ до сих пор еще нет. (*несколько месяцев назад (7лет после появления этой статьи) был первый случай положительно пробы на ГРЧ, по-моему в рэгби). Легко представить каких масштабов могло достигать употребление ГРЧ. ОИ в атланте были прозваны Олимпийские игры гормона роста.
Др. Джонс назначил мне начальную дозу 0.1 IU в день, 5 дней в неделю. Такую дозу он бы давал гламурным кисам с Родео Драйв (шоппинговый квартал в Беверли Хилз). Я ему сказал, что хочу больше и не только ГРЧ.
«Мы должны добавлять препараты один за другим»,- сказал он твердо. «Только так мы сможем контролировать эффект каждой субстанции. Мы начнем с малого и постепенно будем наращивать.»
Я спросил его, что можно ожидать?
« Я ничего не могу обещать кроме