подшивки

Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 81 гость.

Введение

Венеция, Ноябрь 2006г. Я поднимаюсь по ступенькам моста Риальто. На верхушке я останавливаюсь и облакачиваюсь на отполированую мраморную балюстраду. Тени гондольеров, как серебряные ленты плывут по Большому каналу.
В воздухе витает прохлада.
Прохожие вокруг ускоряют шаги, я решительно сжимаю челюсти, всматриваюсь вдаль и довольно громко говорю сам себе: «Конечно, это возможно...»
Потом я теряюсь в узких влажных улочках постоянно повторяя себе: « Это возможно, я могу это сделать».

 

Одна фраза изменила мою жизнь. Двери судьбы открылись и захлопнулись за мной, меня как-будто засосало. Прошлым летом я проводил отпуск на лазурном берегу, замершим под палящим июльским солнцем. Я довольно рассеянно следил за ТДФ по телевизору, но я был задет провокационным заявлением Тома Боннена – несгибаемого бельгийского спринтера, который в тот момент носил майку чемпиона мира. Так вот после сложного пиринейского этапа он в интервью сказал следующее: «Любой нормальный человек закончил бы сегодняшний этап в госпитале». На следующий день он сошел с гонки.
Интересно, что он хотел сказать? Хотел ли он сказать, что нужно быть чемпионом, сверх человеком, чтобы закончить ТДФ? Нужно ли себя «лечить» медикаментами чтобы добраться до Парижа? «Чистый» велосипедист – это что, утопия? Может ли нормальный, обычный человек проехать ТДФ потребляя обычную пищу, воду и имея нормальный сон?
Том Боннен, хотел он того или нет, бросил вызов 6миллиардам «нормальных» людей, которые живут на этой планете. Каста чемпионов, к которой он принадлежит – она мизерна в масштабах человечества. И мы, «другие» «обычные» неужели мы обречены на спортивную посредственность? Фраза которую он обронил крутилась у меня в голове как в миксере и в конце концов проросла на полях моего сознания и у меня родилась идея.
Идея была в следющем – проехать ТДФ следуюя тому же маршруту, что и профессионалы с точностью до километра, опережая пелотон на один день. Да-да! Проехать большую петлю 3500км за 20 дней. Ветра на севере, Альпы, пиринеи, жара, дождь – вот такая вот современная одиссея
По-правде сказать я уже проезжал тур 6 раз, правда сидя в комфортабельных креслах климатизированных машин с аккредитацией журналиста на шее. А это будет «Другой Тур» , Тур в чистой прозрачной воде, без присадок в бидонах, без добавок в венах, чистый и эстетичный, соблюдаюйщий правила и аутентичный. Он поможет мне продемонстрировать альтернативную точку зрения, что журналисты тоже могут работать до 7го пота и что они не просто завсегдатаи буфета при зале для прессы где они обсуждают свои писульки с бакалом мускадета в руке сложив губы куриной жопкой. Разделяя страдания гонщиков, испытывая его на собственной шкуре мы способны разбавить свои безапеляционные суждения сопереживанием. В любом случае – этот тур не взялся на пустом месте. Я катаюсь на велосипеде с 6 лет. С января по ноябрь я накручиваю каждый год примерно 25000км больше чем я проезжаю за рулем своей машины. Я можно сказать живу на вдух колесах в симбиозе с природой с моим профилированным носом, который втягивает воздух и длинными ногами, которые крутят педали до бесконечности вперед к неизвестному.
На велосипеде я проехал из Германии в Румынию, от Черного Леса до Черного моря, пересек Италию, объехал Сицилию. Я путешествую на велосипеде в поисках чтобы развеяться, чтобы сбросить монотонность нашего существования которая скапливается как пыль на этажерке.
Этот проект рос прямо по-минутам как воздушный шар, который надувают гелием. Он заслонил мой горизонт не покидая меня от рассвета и до заката, от завтрака и до ужина. «Другой Тур» стал осью вращения моей вселенной. Я постоянно с энтузиазмом обсуждал проект со своей семьей, со своими близкими друзьями которые были не в состоянии оценить масштаб события. Газеты Le Monde (France) Le Temps (Switzerland) Франкоговорящая Телерадио компания Бельгии (RTBF) и Международно Радио Франции с которыми я сотрудничаю в течении уже 8 лет в качестве спортивного корреспондента очень быстро заверили меня в финансовой поддержке.
Также я решил добавить научную главу в свой путевой листок. Для ясности – я предложил себя в качестве подопытного кролика для спортивной медицины. Идея была использовать хорошо натренировоного и здорового велосипедиста для получения медицинских данных чтобы оценить физиологические последствия 6-7 часов велосипеда в день на таком сложном маршруте как Тур де Франс.
Дебаты на тему допинга часто напоминают базарную лавку: «эксперты», «историки» спорта и другие профессиональные риторики сидя за круглым столом пытаются доказать что одни умнее других. Результатом же нашего медицинского исследования должны стать сухие цифры – черным по белому. И встреча с проф. Даниелем Ривьер, шефом спортивной медицины госпиталя Ларрея в Тулузе была одной из важных ступеней для достижения этой цели. Сидя в ресторане за куском жареной говядины этот истинный фанат спорта был повержен нашим проектом. «Хорошо, я займусь обеспечением ежедневного медицинского наблюдения»,-пообещал он мне. Справа же от меня другой известный специалист, проф. Мишель Рье (научный консультант АФЛД) заверил « Мы со стороны АФЛД тоже окажем всяческую поддержку «Другому Туру», прозрачность твоего проекта будет гарантирована нашими неожиданными допинг-тестами»
Но все-таки мне необходимо было найти компаньона, обстрелянного велосипедиста, готового впрыгнуть на мою галеру и способного, подгрести, если придется. И я его нашел в одном из велосипедных магазинов рядом с моим домом. « Что это за тип который зимой ходит в шортах и шлепках на босу ногу так что был виден лак на ногтях пальцев ног», думал я разглядывая как он что-то подкручивает у карбонового байка. Я спросил, как его имя: «Фабио Биазоло». Чем ты занимаешься? «Мне 45лет, я живу в доме напротив и владелец магазина разрешает работать в мастерских, я тренер в в фитнес зале ну и в прошлом профессиональный велосипедист, специалист на длиннх дистанциях. Я 10раз пересекал США с запада на восток я изъездил все перевалы выше 4000м в Колорадо, я пререк штары с севера на юг и по-диагонали, я исколесил всю европу, скандинавию. Да, ну тебе-то что нужно?» «Мне нужен ты» ответил я в упор.
Было достаточно просто обрисовать в промежутках между кусками пиццы с моцареллой проект «Другого Тура» мою схватку за чистый велоспорт, чтобы Фабио согласился меня сопровождать. Лак на ногах? – он его использует чтобы скрыть ногти поврежденные накручиванием 40000км в год.
Итак можно начинать обратный отсчет.
Я провел зиму в качалке поднимая всякие железки чтобы укрепить квадрицепсы, мышцы спины и пресс. Все кто меня спрашивали зачем я это делаю объяснять, что я собираюсь проехать Тур было бесполезно, все равно никто не понимал. Мы едим, живем и спим ориентируясь на цель которая ясна и близка для нас, но совершенно далека от других, которые как зеваки на салюте только и могут что восклицать «Ты хочешь проехать Тур? Ах, Ох, Ух....!».
Я тренировался без передышки между Венети, Лазурным берегом, и Тосканой. Я часто терял мотивацию в этом бермудском треугольнике, выжатый как лимон стахановскими заездами по перевалам. Я проехал 15000км за 6 месяцев отодвинув свою работу на второй план. Велосипед стал не только моим постоянным спутником, но еще и моей полноценной работой.
После 6 часовых поездок я был рад обнаружить по возвращению накрытый стол и диетический ужин приготовленый Франсуазой, моей мамой. Салаты, белое мясо курицы, тушеные овощи, рыба сготовленая на пару, обезжиренный йогурт. Жареное, сыры, колбасы и сладосты были исключены из семейной кухни. Допинг насыщает организм всякими примесями, в то время как диетические продукты его очищают, не правда ли совершенно другой подход? Еда – это естественное топливо для наших мышц, никто не станет заливать в баки машины Формулы1 бензин плохого качества так почему бы не поступать таким же образом с нашим телом?
Чтобы отправляться в месячное путешествие по дорогам Англии, Бельгии и Франции нужно все отменно организовать. В дороге мне помогал Луиджино Ламбразини карабинер из бригады по обороту наркотиков Падуи, которого я знал по моим прошлым расследованиям на тему допинга, который любезно согласился стать нашим механиком. Он также порекомендовал Марко Каон-а массажиста-железные руки и Клаудио – коллегу полицейского, который стал нашим поваром. Мой отец Жан-Клод (ответственный за кормежку и моя правая рука) Дориан Лешамп – интерн тулузского госпиталя стали последними членами нашей команды, которая была полностью готова к середине июня.
Давление растет. Я начинаю всего бояться. Я начинаю бояться падения на тренировке, приступа апендицита, вируса, всего что могло бы поставить под сомнение 9 подготовительных месяцев. Чтобы максимально себя обезопасить, последние дни я тренировался до восхода, по пустынным улицам. 4 июня (дата отправки в Лондон) положило конец этому затянувшемуся ожиданию. Я вместе с Марко и Фабио отправились в лондон на арендованой машине, которая должна была стать нашей машиной сопровождения. Жан-Клод ждал нас в Лионе. Луиджино и Клаудион должны были присоединиться к нам с кэмпинг-каром только в Дюнкерке. Дориан должен был выехать из Тулузы на поезде. «Другой тур» должен был набрать свой ход толкаемы нашей несгибаемой верой в чистый спорт. «Другой тур» прокатится удачливой волной по всей Франции, преодолевая тысячи километров по шоссе под светом импрессионистов днем и отблеском луны ночью. Кале, тунель под Ла Маншем, затем бретанская провинция – родина всех дождей. И вот мы выгружаем наши чемоданы, велосипеды и колеса перед гостинницей в обычным и непринужденном пригороде Лондона, в этот момент я и представить себе не мог какой успех ждет нас.