Вход в систему

Вы здесь

Виктор Маркин

возможностях!
Первым на финишную прямую выбежал немец Шаффер, за ним австралиец Мит-челл. Маркин проигрывал лидеру три метра. Еще двадцать метров, еще десять. И грянул финиш. Весь олимпийский стадион встал, не веря глазам своим. Казалось, что бежит только один, в красной майке с гербом СССР. Удар был настолько не-отразим, насколько и подготовлен. Ночью перед финалом Виктору приснилась победа. И вот теперь он шел, обстреливаемый десятками фото- и кинокамер, мед-ленно шел в ревущем море стадиона, и билась в его сознании лишь одна мысль: "Только б не сон, только б не сон..." Но вот он увидел плачущего Бухашеева. И ликующего Тихонова: "Наша взяла, Витюха!". Подбежал Хуанторена, обнял. А он все еще не верил: "Только б не сон...". 44,60 секунды - результат победителя - стал рекордом Европы, а как впоследствии оказалось, и лучшим результатом сезона 1980 года в мире. Это к вопросу о том, каким мог быть исход олимпийского фи-нала в случае участия в Играх американцев, издавна и традиционно сильнейших в беге на 400 метров.

Шестая глава

"На сегодня Марким бесспорно сильнейший в мире, победить его было невоз-можно",- сказал Хуанторена. Оставалось последнее: успешно выступить в эста-фетном беге 4X100 метров, Вечером перед финальным забегом Маркин узнал, что руководство сборной легкоатлетической команды страны включило в состав фи-нальной команды "эстафетчиков" кроме него Николая Чернецкого, Ремигиуса Валюлиса и Михаила Линге. Значит, в четверку не попал Виктор Бураков, с которым они жили в одном номере и очень подружились. Переживал за товарища как, может быть, за самого себя, но на беспокойные вопросы его пожимал плечами, не решаясь сказать горькую правду. Все потому, что после своего громкого успеха словно неловкость какую-то чувствовал перед коллегами-четырехсотметровиками, а перед Бураковым особенно. Но что делать? Четверка была составлена из сильнейших.
Когда в финале бежавший на последнем этапе Маркин получил эстафетную па-лочку всего лишь в метре перед олимпийским победителем барьерного бега нем-цем Фолкером Беком, было ясно - исход борьбы фактически предрешен. Так Вик-тор стал двукратным чемпионом Игр.
20 октября 1980 года студент пятого курса Новосибирского медицинского инсти-тута Виктор Маркин приступил к тренировкам. Начался новый олимпийский цикл. Виктору теперь даже на тренировки приходилось выкраивать время. На все, кроме учебы. С ней у него отношения всегда были добрыми. Никто и никогда не хлопотал за него об отсрочках, поблажках. Предстоит поездка - значит, экзамены нужно сдать досрочно. И он сдавал. Теперь отставать было тем более неудобно - ведь олимпийский чемпион, у всех на виду.
Он был счастлив, что наконец дома. Что рядом жена Лена, друзья. В семьдесят восьмом году, когда лежавшему в областной больнице Федору Андреевичу стало совсем плохо и они узнали, что требуется третья группа крови, тут же в больницу поехало человек тридцать.
В эти дни я приехал в Новосибирск, и мы говорили с Виктором о дальнейших планах. Я осторожно спросил о возможной перемене места жительства. Неспроста спросил, сколько раз такое бывало. Наверняка знаю, что ему охотно обеспечили бы отменные условия жизни в любом городе. Он вспыхнул, смутился.
— Нет, нет, я никуда не уеду. Поймите, я же... здешний. А Лена незамедлительно вставила:
— К тому же Тихонов ему сказал: "Коли надумаешь уезжать из Новосибирска, помни - хотя я винтовку на гвоздь и повесил, но стрелять пока не разучился".
Так получилось, что в тот вечер Новосибирская студия телевидения в своей спор-тивной передаче показала олимпийский финал бега на 400 метров.
— Наверное, в сотый раз смотришь?- спросил я.
— Да нет, посмотрел тогда после финала, сейчас - во второй

Циклоспорт D7 ver.1.1