Вход в систему

Вы здесь

Виктор Маркин

себя роли. Бег по-прежнему доставлял ему наслаждение. В следующем сезоне результаты Маркина на самых коротких спринтерских дистанциях не улучшились, зато начала сказываться более специа-лизированная подготовка к бегу на круг. Здесь он сбросил сразу около двух се-кунд - 47,4.
Неважно, что это был лишь "семейный рекорд", результат, с которым и в финал всесоюзного первенства не попасть.
Но дальнейший путь был теперь ясен и чист, а горизонт будущего озарился ярким огнем борьбы и побед на дистанции 400 метров.
Огонь этот горел до 10 мая предолимпийского года. Когда с ноги Виктора сняли повязку, Александр Григорьевич, не удержавшись, закрыл глаза. Голеностоп был похож на перчатку боксера-тяжеловеса. Сильнейший разрыв связок. Сам же Вик-тор более всего боялся не крушения надежд и планов, а горя тренера. Потому сра-зу не сознался, что несчастье это случилось во время игры в футбол.
Наверное, каждый спортсмен проходит эту трудную школу травм, но такие трав-мы редко кому достаются. На первый взгляд трудно было поверить, что вот это чудовищное чугунно-синее изваяние вообще сможет обрести нормальную форму человеческой конечности, да к тому же способную выдерживать огромные уси-лия, предписанные большими олимпийскими задачами.
Как хотелось бы мне написать, что будущий двукратный олимпийский чемпион, стиснув зубы, превозмогал боль, с твердой верой в свои силы... Но этого не было.
— А было уныние,- сознается Маркин.- Ведь на костылях ходил, потом с палоч-кой. Думал, что все, отбегался. Прошел месяц, гипс сняли, а нога все болит. В общем, надеяться было не на что.
Он полагал, что, как будущий врач, понимает это лучше других. Но оказалось, не лучше Бухашеева. Конечно, в те дни и Александр Григорьевич не мыслил олим-пийскими категориями. Он просто знал, что нужно работать, много работать. Ве-рил, что травма пройдет, заживет, если заниматься ею строго и грамотно. Снова помогла Людмила Тихоновна.
Она разработала специальный комплекс восстановительных упражнений. Нередко они были мучительно болезненны, но иначе было нельзя.
А хитрые друзья помогли по-своему: снимали и снимали все этапы незапланиро-ванного восстановительного процесса калеки Маркина на кинопленку. Сказали, что скоро она станет реликвией. Он понимал: значит, верят. Друзья не ошиблись относительно судеб и Виктора, и кинопленки. Нужно было начинать все сначала. Неторопливо, но уверенно. Еще до завершения курса лечения Виктор стал бегать. Хромая, с болью. По-прежнему считал, что шансов почти нет, но бегал, чтобы хоть как-то утешить тренера. И стало вершиться чудо.

Четвертая глава

В конце сезона на четырехсотметровой дистанции Виктор показал лучший в сво-ей жизни результат -47,20. Но в те же дни Николай Чернецкий, выступая на Уни-версиаде в Мехико, установил всесоюзный рекорд-45,12 секунды, .: то есть ре-зультат мирового класса. А Виктор Маркин по итогам сезона 1979 года занял пят-надцатое место среди советских бегунов, а какое место в мире - это статистике неизвестно. Здесь список ста сильнейших замкнул спортсмен со временем 46,44 секунды.
Тридцать шесть видов насчитывает олимпийская легкоатлетическая программа, и нет в ней такого вида, где советские спортсмены не добивались в те или иные годы результатов высших стандартов. Мы уверенно врывались в мировую элиту барьеристов, средневиков, стайеров, ходоков, метателей, многоборцев.'Победили в олимпийских финалах Мюнхена на 100 и 200 метров. И лишь в одном виде, на одной дистанции позиции наши были столь же незыблемы, сколь и слабы,- в беге на 400 метров у мужчин. Блеск же бронзовой олимпийской медали Ардальона Игнатьева, завоеванной на Играх 1956 года в Мельбурне, все тускнел и казался далеким, как сама Австралия. Четырехсотметровый круг стадиона был для наших спортсменов поистине заколдованным. Можно добавить, что всесоюзный рекорд Александра Братчикова -

Циклоспорт D7 ver.1.1