Вход в систему

Вы здесь

Виктор Маркин

беге на круг он выступал редко: для командного зачета, для тренировки. Его приметили тренеры сборной страны как "чистого" спринтера. Он побывал на всесоюзных сборах, поварился в одном котле с асами.
Правда, с ними в боевой обстановке он встретился месяцем раньше - в соревнова-ниях на призы имени братьев Знаменских, где сумел попасть в финал бега на 200 метров. По жребию Виктору досталась тогда четвертая дорожка, в пятая Валерию Борзову. Не сказать, чтобы такое соседство смутило никому еще не известного Маркина, но когда, заканчивая разминку, он увидел, что на его дорожке устанав-ливает по ошибке стартовые колодки двукратный олимпийский чемпион, то ука-зать ему на это постеснялся. Так и топтался, не зная что делать. Стартер, не разо-бравшись в чем дело, сделал Маркину замечание. Время шло, минута старта при-ближалась, и тогда, набрав побольше воздуха, Маркин подошел к Борзову:
— Валерий, извините, пожалуйста, но вы, кажется, заняли мою дорожку.
Борзов смутился, извинился и тут же перебрался на пятую дорожку. На финише Маркин был седьмым.
В общем, вскоре его вызвали на всесоюзный сбор, где он встретился с лучшими спринтерами страны уже в рабочей обстановке. Здесь, правда, выяснилось, что на их могучем фоне он выглядит не очень убедительно: слабоват физически, недос-таточно гибок, проигрывает многие функциональные тесты. Тем не менее новея обстановка подействовала на сознание, вследствие чего Виктор Федорович про-никся несколько повышенным к себе уважением - скажем так. По возвращении в родные пенаты это не ускользнуло от внимательного тренерского ока, и тогда состоялся разговор, короткий, но жесткий. Первый и последний.

Третья глава

Итак, за плечами у будущего олимпийского чемпиона были двадцать прожитых лет, два года из которых он активно занимался легкой атлетикой, сумев стать мастером спорта в беге на короткие дистанции. Здесь мы с нашим героем вплотную подошли к принципиально новому этапу его спортивной биографии, обозначенному числом "400". Неверно было бы утверждать, что идея перевести ученика на эту, самую длинную спринтерскую дистанцию осенила Бухашеева только теперь. С самого начала он не мог не понимать, что Маркин вполне вписывается в проверенный жизнью, классический тип четырехсотметровика: высок ростом, сухощав, длинные ноги. Что же касается выносливости, то как будто и этим бог не обидел. Однако вспомним, что сам Бухашеев был чистым спринтером и потому, быть может, подсознательно стремился повторить, выразить в ученике самого себя. К тому же успехи Виктора в коротком спринте были столь стремительны, что казалось грешным делом думать об иной специализации.
Но Бухашеев тем не менее думал. Все больше и больше. И вот решил он оценить Маркина уже конкретными, объективными мерками науки. Обратился поначалу в одну из лабораторий Сибирского отделения Академии медицинских наук, а затем ученика обследовали в лаборатории физиологии спорта областного врачебно-физкультурного диспансера.
И тогда оказалось, что по физической работоспособности и максимальному по-треблению кислорода он не уступает не только многим сильнейшим четырехсо-тметровикам, но и бегунам на 800 метров. А если учесть при этом, что скоростная подготовка Виктора была на уровне высших стандартов для мастеров длинного спринта, то сам этот длинный спринт уже буквально просился в руки.
Убедить парня сменить амплуа проблемы не было, он и раньше легко, без муче-ний пробегал на тренировках отрезки свыше двухсот метров. Теперь предстояло уделять им в работе немного больше места, а значит, и больше расходовать сил.
"Что ж, я готов к этому",- сказал будущий олимпийский чемпион.
Важно, что они с тренером не бросились очертя голову осваивать принципиально новые тренировочные объемы, а подходили к ним постепенно, обстоятельно, мудро.
Маркин явно входил во вкус новой для

Циклоспорт D7 ver.1.1