Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 89 гостей.

Валерий Борзов - 10 секунд - целая жизнь

до конца.
О том, что решил уйти из спорта, никому тогда не сказал. После соревнования мне никто не сочувствовал и никто меня не жалел. Возможно, считали, что эта неудача временная и Борзов еще поднимется. Может быть, я уже просто всем надоел - такое в спорте бывает. А скорее всего то, что случилось, было логичным и поэтому не вызывало ни удивления, ни каких-либо других эмоций. Все окружающие продолжали относиться ко мне гак же, как и до последних соревнований. И за это я всем благодарен. Как благодарен и за то, что мне не устраивали никаких проводов, которые всегда настолько же торжественны, насколько и грустны. Просто для меня закончились те грудные и радостные 10 пет, в течение которых я спрессовывал свою жизнь в короткие 10 секунд.

Послесловие

Я уже говорил вначале, что эта книга не является моей биографией, так сказать, в чистом виде. Именно поэтому я и старался не загружать рассказ лишними подробностями из периода моего детства, школьной и студенческой жизни.
Но об одном очень важном моменте, который хотя и не имеет отношения к спорту, но сыграл весьма существенную роль при выборе дальнейшего жизненного пути, я должен сказать.
Вся моя сознательная жизнь с 14-летнего возраста была неразрывно связана с комсомолом. Еще в школе я с готовностью шел на любую общественную работу. Позднее, как уже говорил, был избран комсоргом сборной команды СССР, что накладывало на меня определенные обязанности: от решения наших внутренних комсомольских дел до выступлений перед различными организациями, на слетах и всесоюзных комсомольских форумах.
В этих обязанностях мне очень помогало довольно широкое общение с представителями прессы, радио и телевидения. Я научился довольно свободно чувствовать себя в разговорах с самыми разными людьми, быстро находить ответы на различные вопросы.
Опыт, приобретенный мной в общественной работе и в выступлениях, давал основание работникам ЦК ВЛКСМ и ЦК ЛКСМ Украины привлекать меня к участию в своих мероприятиях. Меня выбирали членом ЦК ВЛКСМ, делегатом комсомольских съездов. Принимал участие я и в работе Всемирной федерации демократической молодежи и студентов.
Словом, к концу своей спортивной карьеры я мог считать себя настоящим активистом комсомола. Считаю, что мне еще раз очень повезло в жизни. Приглашение в ЦК ЛКСМ Украины на должность заместителя заведующего отделом оборонно-массовой и спортивной работы совпало по времени с тем моментом, когда я принял решение проститься со спортом. Диссертация моя в основном была готова, оставалось только ее документально оформить, и я согласился. Считаю, что мне еще раз очень повезло в жизни.
Я проработал около полугода, когда меня вызвал первый секретарь ЦК ЛКСМ Украины А. И. Корниенко. Поговорив о делах, он в заключение спросил, как я отнесусь к выдвижению меня на должность одного из секретарей ЦК? Предложение было для меня неожиданным. Спортивная жизнь приучила меня не бояться удных задач, и, прикинув свои возможности - опыт, знания, ботоспособность и т. п., я решил, что справлюсь. 16 февраля 1980 г- иа Пленуме ЦК ЛКСМ Украины я был избран на эту должность.
По роду работы я по-прежнему довольно тесно связан со портом, часто посещаю легкоатлетические состязания и уж, ко-чно, никак не мог пропустить возможность побывать на самом пандиозном празднике спорта - Московской олимпиаде.
Встретился я в Москве и со многими старыми знакомыми журналистами. Видимо, так уж заведено у людей этой беспокойной профессии: каждая встреча с ними непременно превращается в миниатюрную импровизированную пресс-конференцию. Главным образом корреспондентов интересовали два вопроса: как изменилась бы ситуация на беговой дорожке, если бы в Олимпиаде приняли участие американские спринтеры, и почему нашим спринтерам не удалось в личных соревнованиях в беге на 100 и 200 м выйти в призеры?
Ответ на первый вопрос - из области предположений. Но все же, оперируя теми данными, которые мы имеем, то есть результатами сильнейших спортсменов до Олимпиады, во время и после нее, можно с большой долей вероятности сказать следующее. Несомненно, участие спринтеров США и некоторых других стран, которые не приняли участия в Играх XXII Олимпиады, повысило бы конкурентность, остроту и напряженность предварительных стадий соревнований в беге на 100 и 200 м. Это, возможно, несколько изменило бы составы финальных забегов. Но несомненно так же то, что победителями стали бы те же атлеты, которые и завоевали золотые медали. Они, безусловно, были сильнейшими на протяжении всего олимпийского сезона. Что же касается американцев, то не надо забывать, что они не были в числе победителей ни в Мюнхене, ни в Монреале. Так что ничего экстраординарного в Москве не произошло. Просто победили сильнейшие, как и положено в спорте.
Ответ на второй вопрос более сложен. В целом наши спринтеры выступили весьма успешно, но результаты в беге на 100 и особенно 200 м говорят о том, что отставание в этих видах, наметившееся после Мюнхенской олимпиады, мы еще не преодолели и нерешенные проблемы есть. Я бы выделил следующие: отбор резервов и тренировку на начальных этапах, а также развитие сотрудничества в работе тренеров, В процессе размышлений я невольно ощутил и свою личную ответственность за дело развития советской школы спринда, которому отдал много лет жизни. А может быть, подумал я, новому поколению советских бегунов и их тРенерам поможет и мой опыт, опыт успехов и неудач. Вот так и появилась эта книга.