Вход в систему

Вы здесь

Валерий Борзов - 10 секунд - целая жизнь

и нощно мечтают об олимпийских лаврах, - сомнительно. Возможно, бывает и так, но у меня цели намечались постепенно, так сказать поэтапно, по мере достижения определенных результатов или нормативов.
В одной восточной байке говорится об ишаке. Чтобы заставить его тронуться с места, нужно было сесть на него и повесить перед его носом на удочке морковку. Это было для него своеобразным движителем. То же самое происходило и со мной - мной двигал постоянно растущий аппетит к результатам.
Вначале меня устраивал результат 12,0 в беге на 100 м. Потом, учитывая растущую в тренировках скорость, я понял, что могу рассчитывать уже на рубеж 11 сек. И к этому уровню стремился. Достигнув его, закрепился на этом рубеже. Постепенно все более реальным представлялся новый предел - f0,5. Передо мной постоянно висела эта морковка, за которой я гнался. Могут спросить: а как же нормативы, титулы, звания? Разве они не были теми ориентирами, которых стремится достигнуть спортсмен?
Мои тренеры Борис Иванович Войтас и Валентин Васильевич Петровский почти всегда ставили передо мной задачу достижения определенного результата, причем такого, к которому я, по их мнению, был готов. В зависимости от этого планировалось и место в соревнованиях. Рассуждение тренеров было примерно таким: "Судя по тренировочным результатам в беге на 30, 60 и 150 метров, ты готов показать в беге на 100 метров результат 11 секунд. Учитывая ранг соревнований и уровень достижений соперников, этого будет достаточно, чтобы быть призером". Случалось, что, показав планируемый результат, я не попадал в призовую тройку. Но никогда при этом не слышал слов упрека. Главным был именно результат.
И поскольку такой подход наметился с первых моих шагов в спорте, то я и сам привык, готовясь к соревнованиям и мечтая о завоевании, например, титула чемпиона Европы, идти от результата, обеспечивающего решение этой задачи. Дело в том, что в отличие от несколько абстрактного понятия "победа" понятие "результат" всегда конкретно. У каждого результата есть также свои конкретные составляющие, которые не только осязаемы, но и подвергаются тренировочному воздействию.
Позже, когда я познал многие секреты спринтерского бега, понятие "результат" стало еще более дробным. Готовясь, например, к олимпийскому бегу в Мюнхене и считая, что победу может принести результат порядка 10,05-10,15 сек. (в то время на крупнейших соревнованиях уже был электронный хронометраж с точностью до 0,01 сек.), я выделял из всего механизма спринтерского бега те ведущие моменты, которые могли обеспечить такой результат. Вот эти моменты: способность к ускорению движения бедер, быстрота их сведения в беге, частота смены ног в беговом шаге, мощность отталкивания, эластичность движений, способность поддержать высокую частоту движений при довольно широком шаге, способность плавно выйти из стартового наклона.
По импульсам обратной связи, вырабатываемым у каждого высококлассного спортсмена, я в последних тренировках мог ощущать, что эти составляющие способны обеспечить требуемый результат, соответствующий рангу победы. Иными словами, если мне как спортсмену, механизму, реализующему определенную задачу, поставлена цель показать конкретный результат, то я эту задачу должен был разложить на мельчайшие элементы, детали и затем в тренировках отшлифовать эти детали до необходимой кондиции. Собственно говоря, наряду с улучшением чисто физических качеств этой шлифовке и был посвящен весь многолетний тренировочный процесс.
Конечно, я далеко не сразу научился этой премудрости - раскладывать внешне простые движения бега на такие детали. И мне вначале бег представлялся простым и естественным, когда я начинал заниматься у Бориса Ивановича Войтаса, в его группе, летом 1962 г. ...
Сейчас Борис Иванович живет и работает в Риге. А в то время он был тренером детской спортивной

Циклоспорт D7 ver.1.1