Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 88 гостей.

Валерий Борзов - 10 секунд - целая жизнь

Напомню, что в беге на 100 м американец Джим Хайнс установил мировой рекорд - 9,95 сек., который не побит до сих пор, хотя минуло уже 13 лет, а на 200-метровой дистанции Томми Смит, негритянский бегун, тоже установил мировое достижение-19,83 сек., которое было побито лишь в 1979 г. итальянцем Пьетро Меннеа и тоже в высокогорном Мехико. Причем высокие результаты в Мексике показывали не только лидеры. Так что мне с моими 10,4-10,5 сек. там было делать нечего...
После выступления в Лейпциге я чувствовал, что могу пробежать и быстрее. Дело в том, что еще в июне у меня была небольшая травма и в форму я вошел несколько позже обычного. К счастью, спортивный сезон еще продолжался, и 26 сентября я выступил в Одессе в беге на 100 м. Соревнования были личными, и я вышел на старт не отягощенный ответственностью. На финише секундомеры (в го время электронный хронометраж был еще большой редкостью) зафиксировали 10,2 сек. После этого бега Валентин Васильевич в обычной своей осторожной манере начал разговор о планомерной подготовке в XX Олимпийским играм, которые должны были состояться в 1972 г, в Мюнхене. До них оставалось ровно 4 года.
Почему я начал свое повествование именно с 1968 г.? Мне кажется, и, очевидно, это на самом деле так, что з том году моя спортивная жизнь качественно менялась. Я находился, если можно выразиться, на перевале. Заканчивалась спортивная юность, и наступала пора возмужания. В том году я перешагнул возрастную границу: в будущем мне предстояло мериться силами уже не с юношами и юниорами, а со взрослыми спортсменами. Уровень моих результатов - 10,2 и 21,0 сек. в беге на 100 и 200 м, - весьма высокий для юниора, еще не позволял рассчитывать на успех в крупнейших всесоюзных и международных соревнованиях со взрослыми атлетами. Нужно было намечать новые ориентиры и вместе с тем психологически настраиваться на достижение новых рубежей, чтобы быть готовым к штурму олимпийской вершины.
Был ли я внутренне готов к этому новому этапу в своей жизни?
Часто приходится читать и слышать о том, что спортсмен имярек пришел в спорт увлеченный идеей стать олимпийским чемпионом и каждый его шаг направлялся этой высокой целью. По правде говоря, сам я всегда сомневался в такой возможности. То, что пример какого-либо олимпийского чемпиона может привлечь в спорт юношу или девушку, - это не вызывает споров. Но вот то, что они, начав тренироваться и выступать в соревнованиях, денно и нощно мечтают об олимпийских лаврах, - сомнительно. Возможно, бывает и так, но у меня цели намечались постепенно, так сказать поэтапно, по мере достижения определенных результатов или нормативов.
В одной восточной байке говорится об ишаке. Чтобы заставить его тронуться с места, нужно было сесть на него и повесить перед его носом на удочке морковку. Это было для него своеобразным движителем. То же самое происходило и со мной - мной двигал постоянно растущий аппетит к результатам.
Вначале меня устраивал результат 12,0 в беге на 100 м. Потом, учитывая растущую в тренировках скорость, я понял, что могу рассчитывать уже на рубеж 11 сек. И к этому уровню стремился. Достигнув его, закрепился на этом рубеже. Постепенно все более реальным представлялся новый предел - f0,5. Передо мной постоянно висела эта морковка, за которой я гнался. Могут спросить: а как же нормативы, титулы, звания? Разве они не были теми ориентирами, которых стремится достигнуть спортсмен?
Мои тренеры Борис Иванович Войтас и Валентин Васильевич Петровский почти всегда ставили передо мной задачу достижения определенного результата, причем такого, к которому я, по их мнению, был готов. В зависимости от этого планировалось и место в соревнованиях. Рассуждение тренеров было примерно таким: "Судя по тренировочным результатам в беге на 30, 60 и 150 метров, ты готов показать в беге на 100