Вход в систему

Вы здесь

Валерий Борзов - 10 секунд - целая жизнь

- Люды Жарковой (любители легкой атлетики наших дней знают ее больше под фамилией Маслакова - на Московской олимпиаде она стала серебряным призером в эстафетном беге). Тогда Люде было всего 16 лет и она тоже завоевала 3 золотые медали в спринте. Причем результаты ее были такими, что сразу после Лейпцига спортсменку включили в состав советской олимпийской команды, которая должна была вскоре вылетать в Мехико для участия в Играх XIX Олимпиады.
Думал ли я в то время об Олимпиаде? Еще в начале лета, готовясь к сезону 1968 г., мой тренер Петровский обсуждал гаку.о возможность и считал, что при известном форсировании специальной спринтерской подготовки я имею шансы войти з олимпийскую команду. Но при этом замечал, что никаких иллюзий относительно успешного выступления в Мехико нет и быть не может. Перспектива же получения лишних "шишек" нас не прельщала. Поэтому вся подготовка в сезоне как раз и строилась с задачей успешного выступления на юниорских играх в Лейпциге.
Действительность, как известно, подтвердила правильность предвидений тренера. В Мехико достижения в спринте были как никогда высоки. Напомню, что в беге на 100 м американец Джим Хайнс установил мировой рекорд - 9,95 сек., который не побит до сих пор, хотя минуло уже 13 лет, а на 200-метровой дистанции Томми Смит, негритянский бегун, тоже установил мировое достижение-19,83 сек., которое было побито лишь в 1979 г. итальянцем Пьетро Меннеа и тоже в высокогорном Мехико. Причем высокие результаты в Мексике показывали не только лидеры. Так что мне с моими 10,4-10,5 сек. там было делать нечего...
После выступления в Лейпциге я чувствовал, что могу пробежать и быстрее. Дело в том, что еще в июне у меня была небольшая травма и в форму я вошел несколько позже обычного. К счастью, спортивный сезон еще продолжался, и 26 сентября я выступил в Одессе в беге на 100 м. Соревнования были личными, и я вышел на старт не отягощенный ответственностью. На финише секундомеры (в го время электронный хронометраж был еще большой редкостью) зафиксировали 10,2 сек. После этого бега Валентин Васильевич в обычной своей осторожной манере начал разговор о планомерной подготовке в XX Олимпийским играм, которые должны были состояться в 1972 г, в Мюнхене. До них оставалось ровно 4 года.
Почему я начал свое повествование именно с 1968 г.? Мне кажется, и, очевидно, это на самом деле так, что з том году моя спортивная жизнь качественно менялась. Я находился, если можно выразиться, на перевале. Заканчивалась спортивная юность, и наступала пора возмужания. В том году я перешагнул возрастную границу: в будущем мне предстояло мериться силами уже не с юношами и юниорами, а со взрослыми спортсменами. Уровень моих результатов - 10,2 и 21,0 сек. в беге на 100 и 200 м, - весьма высокий для юниора, еще не позволял рассчитывать на успех в крупнейших всесоюзных и международных соревнованиях со взрослыми атлетами. Нужно было намечать новые ориентиры и вместе с тем психологически настраиваться на достижение новых рубежей, чтобы быть готовым к штурму олимпийской вершины.
Был ли я внутренне готов к этому новому этапу в своей жизни?
Часто приходится читать и слышать о том, что спортсмен имярек пришел в спорт увлеченный идеей стать олимпийским чемпионом и каждый его шаг направлялся этой высокой целью. По правде говоря, сам я всегда сомневался в такой возможности. То, что пример какого-либо олимпийского чемпиона может привлечь в спорт юношу или девушку, - это не вызывает споров. Но вот то, что они, начав тренироваться и выступать в соревнованиях, денно

Циклоспорт D7 ver.1.1