Вход в систему

Вы здесь

Валерий Борзов - 10 секунд - целая жизнь

откуда взялась эта тяга, но меня все время подмывало куда-то бежать. Я полюбил бег, причем быстрый, как себя помню, наверное, лет с четырех. При нормальной ходьбе я чувствовал себя как бы опутанным какой-то пленкой, которая меня сковывала, связывала все движения. И едва выходил из дому, как мы с моим четвероногим другом Тузиком пускались наперегонки. Еще я был очень доволен, когда мама посылала меня с каким-либо поручением. Ведь матери часто говорят детям не "сходи", а "сбегай". Для меня слово "сбегай" звучало как выстрел стартового пистолета: я вихрем срывался с места. Позже, уже школьником, специально выходил из дому, когда времени до уроков оставалось в обрез. Туг уж от опоздания спасала только быстрота ног. Домой я, правда, тоже возвращался бегом. Видимо, уже по привычке.
Что же еще сохранилось с детства? Конечно, упорство. Упорство, которое заставляло меня во что бы то ни стало достигать поставленной цели. Стоило мне только поставить себе какую-нибудь цель, как она вонзалась в меня как гвоздь, не давая покоя. Это качество осталось во мне до сих пор - я могу очень много работать, не считаясь с временем и обстоятельствами, если есть достойный раздражитель. Вообще, у меня каждому уровню цели соответствуют определенные обороты организма. Слаб уровень - и я ленив. Но там, где надо собраться, где я чувствую повышенную ответственность, где на карту поставлена моя репутация, а тем более спортивная честь страны, - работаю в полную силу. Конечно, со временем уровень "раздражителя" менялся в зависимости от обстоятельств. Если, например, в 1969 г. выступление на чемпионате страны было для меня сильным раздражителем, то в конце спортивной карьеры на такое соревнование мне приходилось специально настраиваться, искусственно себя подхлестывать. Порой же случалось так, что уже в ходе соревнования, которое мне представлялось обычным, появлялся раздражитель, заставляющий меня работать "на всю катушку". Нужно ли говорить, как я был рад его появлению!
Подобный случай произошел на VI Спартакиаде народов СССР 1975 г. Я находился в хорошей спортивной форме, а контрольные результаты говорили даже, что можно попробовать установить рекорд мира в беге на 100 м, - он тогда, как, впрочем, и сейчас, был равен 9,95 сек. Мировой рекорд - достаточно сильный раздражитель даже для олимпийского чемпиона. И, естественно, я готовился прежде всего к этому виду программы. Но по расписанию соревнований в первый же день нужно было бежать эстафету 4Х100 м, где я в команде Украины выступал на последнем, четвертом, этапе. Никакого настроя на этот бег у меня не было, и специально я к нему не готовился, помня о том, что через день финал стометровки.
В благодушном настроении я вышел на разминку перед эстафетой, не торопясь размялся и занял свое место на этапе.
Если бы наша команда выиграла три предыдущих этапа и я получил эстафетную палочку первым, то ничего экстраординарного и не произошло бы. Я спокойно добежал бы до финиша, сохранив физическую и, главное, нервную энергию для бега на 100 м. Возвращаюсь к сказанному выше: уровень раздражителя - победа в эстафете - был не столь высоким (обогнать меня в беге с ходу тогда было очень трудно), и я бы достиг цели малой кровью, работой на малых оборотах. Но случилось иное...
Наши ребята неважно пробежали свои этапы, и эстафетную палочку я получил метрах в пяти позади команды москвичей, за которую на последнем этапе бежал мой старый товарищ и соперник Александр Корнелюк. У меня появился "заяц", которого нужно было догнать. Догнать во что бы то ни стало! Раздражитель сильнее этого трудно

Циклоспорт D7 ver.1.1