подшивки

Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 84 гостя.

Глава 1. История и эволюция

Мишель Бреаль был видным французским лингвистом и историком конца прошлого столетия. Трудно сказать, пробежал ли он сам хотя бы метр, но когда вам делается очень трудно на дистанции и вы проклинаете человека, который изобрел марафон, знайте, что вы проклинаете его, ибо марафон придумал Бреаль.
Легендарный Филиппидес, которого обычно считают первым марафонцем, — это не более чем миф. Им Бреаль воспользовался как основой для своего детища. О Филиппидесе же достоверно известно только одно: он никогда не бегал марафон, поскольку умер по крайней мере за 2300 лет до того, как марафон появился.
Впрочем, начнем с самого начала, но не с Древней Греции и битвы при Марафоне, а с 1895 года и тихого парижского кабинета 60-летнего профессора Сорбонны Мишеля Бреаля.

Несколько ранее его друг барон Пьер де Кубертен выдвинул идею возрождения древнегреческих Олимпийских игр. Бреаль стал ее горячим сторонником. Он принял участие в первом олимпийском симпозиуме, состоявшемся в 1892 году в Сорбонне, а также в первом Международном олимпийском конгрессе, решение о созыве которого было принято на симпозиуме. Будучи крупнейшим специалистом в истории древнегреческих игр, он с самого начала стал активным участником подготовки их возрождения.
Когда Де Кубертен отправился в Афины, чтобы встретиться с представителями греческого организационного комитета, его сопровождал Бреаль. Поначалу
греки отнеслись к идее довольно скептически, поскольку их правительство находилось в то время на грани банкротства и не могло финансировать проект, однако членов комитета помог убедить известный греческий писатель Деметреус Викелас, который с большим энтузиазмом воспринял идею возрождения Игр.
Сбор пожертвований принес немалые суммы. Миллионер Георгиос Аверофф, которому перевалило за семьдесят, внес 920 тысяч золотых драхм. Этого было достаточно, чтобы заново отделать мрамором Панафинский стадион. Выпуск почтовой марки в ознаменование предстоящего события принес еще 400 тысяч драхм.
Когда Де Кубертен и Бреаль прибыли в Афины, оставалось лишь доработать программу Игр. Современные виды спорта были включены в нее без долгих обсуждений. Зато по иронии судьбы все виды, входившие в программу древних Игр, были отвергнуты, за исключением метания диска, которое в древности было одним из элементов пятиборья.
Однако Бреаль был убежден, что новым Олимпийским играм необходимо нечто большее, чем метание диска, чтобы завоевать сердца греков. И вот как-то раз в академической тиши его парижского кабинета ученого осенила идея. Нужно спортивное событие, которое бы возродило легенду о беге Филиппидеса от Марафона до Афин. «Если бы организационный комитет афинской Олимпиады захотел повторить знаменитый пробег древнегреческого воина и включить эту дистанцию в программу соревнований, я с удовольствием учредил бы приз для победителя Нового Марафона», — писал он Де Кубертену, который передал это письмо грекам.
Они приняли предложение. Конечно, их убедил не приз — золотой кубок, а чувство национальной гордости. Бег на длинные дистанции не имел в Греции каких-либо традиций, не было его и в программе древнегреческих Игр. Тем не менее, хозяева первой Олимпиады знали, что почтить по-настоящему память Филиппидеса можно только победой соотечественника.
Легенда гласит, что Филиппидес был одним из тех греческих воинов, которые под водительством Мили-тиада сумели одержать победу при Марафоне над вшестеро превосходившими их численно персидскими завоевателями. Он был выбран, чтобы доставить добрую весть жителям Афин. Весь путь от Марафона до Афин воин бежал. Приветствовав старейшин возгласом: «Радуйтесь, мы победили!» — он замертво упал.
Нет ни малейших оснований верить, что хотя бы слово в этой легенде соответствует действительности. Об этом ничего не говорят историки, современники тех событий, а уж они бы не преминули упомянуть о таком выдающемся подвиге. Только 700 лет спустя после Марафонской битвы о Филиппидесе было сделано первое упоминание.
Геродот, который считается первым среди великих историков, родился примерно в то время, когда произошла битва, и хотя свои знаменитые исторические сочинения он написал на закате дней, все равно он не забыл бы о беспримерном героизме своего современника.
Правда, Геродот все же упоминает о Филиппидесе, но