Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 88 гостей.

Глава 1

Первая глава из книги Владимира Сальникова "Нелёгкая вода"

 Несколько лет назад, а точнее после Московской Олимпиады, мне предложили написать книгу, пусть небольшую, но книгу о плавании. Редактор, обратившийся ко мне с таким предложением, был лини удивлен моим ответом: до «мемуаров» я еще не дорос, хоти бы но возрасту.
Да и сегодня мало что изменилось в моих писательских возможностях, но желание рассказать о пережитом стало проявляться все сильнее. Это заметили журналисты: на пресс конференциях я стал многословнее и, отвечая на вопросы, часто выходил за рамки тех проблем и фактов, которые интересовали на данный момент представителей «пишущей гвардии». Я даже стал подсказывать им актуальные темы, те, что, с моей точки зрения, оставались без внимания прессы. И, естественно, мне хотелось увидеть все это на страницах газет, услышать в радиопередачах и телерепортажах. Но, к сожалению, мои надежды, как правило, не оправдывались. Отчеты и интервью оказывались братьями-близнецами.

Видимо, это и побудило меня взяться за перо. Я стал делиться своими мыслями с магнитофоном и, наконец, решил приступить к запискам. Вскоре появились первые публикации. И казалось, все идет по давно намеченному жизненному плану. Но вот в мае 1984 года я узнаю о решении НОК СССР не посылать нашу команду на Олимпиаду в Лос-Анджелес. В эти дни трудно было сохранить самообладание. Чувство возмущения американской администрацией, сорвавшей участие советских спортсменов в Олимпиаде, не покидало меня. Четыре года я готовился к Олимпиаде, четыре года мечтал повторить то, что удалось сделать на Играх в Москве. И вот такое разочарование.
Многие мои товарищи были лишены возможности осуществить самое заветное — подняться на олимпийский пьедестал. Свою точку зрения на решение НОК СССР я вместе с ведущими спортсменами страны высказал на страницах «Огонька» № 22. Сейчас хочу повторить лишь одно: мы сделали все возможное, чтобы продолжить тренировки и быть готовыми к главным стартам года.
Может быть, это покажется странным, но, возвращаясь в моих записках в прошлое, я смог с надеждой посмотреть в будущее. И начать их хочу с наиболее яркого и значительного события в моей жизни, тем более сегодня, когда многие переживания тех дней перекликаются с тем, что пришлось перечувствовать в майские дни 1984 года.
...19 июля 1980 года в Москве зажегся огонь Игр XXII Олимпиады. И, наблюдая церемонию торжественного их открытия, я подумал о том, что президент США Картер основательно нарушил мои планы. Не один год я готовился к тому дню, когда смогу дать бой американским чемпионам, и вот пловцы США остались дома, а я на Олимпиаде без главного своего соперника — рекордсмена мира, олимпийского чемпиона Брайна Гуделла.
Что и говорить, такой неожиданный поворот мог хоть кого выбить из колеи, и у меня появилась даже крамольная мысль, что я не смогу сделать того, к чему шел долгих четыре года...
Но вот завершился первый финальный заплыв, и на высшую ступень пьедестала поднялся советский пловец Сергей Фесенко. До этого только Галине Прозуменщиковой в Токио-64 и Марине Кошевой в Монреале-76 удавалось блеснуть на Олимпиадах, и вот наконец-то представитель мужской команды добился успеха. А чего удастся добиться мне без Гуделла?
...Я чувствовал подъем, свою причастность к успеху товарища, но близился час моего олимпийского старта. Уже на следующее утро предстоял предварительный заплыв на 1500 метров. Он должен был многое прояснить. График предполагал, что каждые 100 метров я буду плыть не хуже одной минуты и одной секунды. Если это удастся, то в финале мне надо будет плыть каждые сто метров за одну минуту. О другом результате мы с моим тренером Игорем Михайловичем Кошкиным и не помышляли. Если бы рядом поплыл Гуделл, опытный и сильный пловец, то в соперничестве с ним для выигрыша просто необходимо было бы установить новый мировой рекорд, но раз нет Гуделла, то победа без мирового рекорда не прозвучит. А побить в заочном споре его достижение (15.02,40) вряд