Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 90 гостей.

Бегом от болезней

по книге: Бойко А.Ф. А ВЫ ЛЮБИТЕ БЕГ?

Доктора Арасланова искренне огорчают те, кто травит организм огромным количеством медикаментов и, только зайдя в тупик, ищет другие средства.
Болезнь прогрессирует, налицо потеря времени и усыпление бдительности. Почему же раньше не обратиться к целительной физкультуре?
Да, для каждого случая в учебнике для медвузов черным по белому написано: противопоказано! Но есть десятки людей, которых Арасланов принял под свою опеку, тщательно рассчитывал им нагрузку, контролировал показатели самочувствия и вывел на дорогу здоровья.
Если вы помните, в одной из предыдущих статей упоминались три пациента, пришедшие к врачу Арасланову. Им слово.

Бегом от инфаркта
Петр Константинович Фадеев. Пенсионер.
Перенес инфаркт миокарда. В медицинской карте зафиксировано: общий атеросклероз, кардиосклероз сосудов сердца, вторичная гипертония II степени, сердечно-сосудистая недостаточность II степени, эмфизема легких, снижение слуха, артериальное давление — 230/120.
«Бегом начал заниматься в 75 лет. И если бы не сделал этого, был бы парализован, а может, и похуже…
По рекомендации врача Арасланова начал с ходьбы. Каждый день в любую погоду в 6 утра выходил на стадион и медленно ходил.
На второй год стал ходить армейским шагом — 120 шагов в минуту.
На третьем году побежал. И почувствовал себя лучше.
Когда преодолел 200 метров трусцой, закричал: «Ура! Победа!» А мне было 78 лет. Заметно снизилось давление — до 160/80, исчезли головные боли, значительно окрепло сердце.
Стал участвовать в соревнованиях. В пробеге Перемышль — Калуга пробежал 5 километров за 42 минуты. 5 сентября 1982 года в Кондрове пробежал 5 километров за 37 минут. Чувствовал себя отлично.
Снят со спецучета в поликлинике, хожу туда только на проверку. У меня измеряют давление и пишут: здоров!
Никаких лекарств не принимаю.
Похудел на 8 килограммов. Питаюсь нормально: сладостями и белым хлебом не увлекаюсь, мясо ем нежирное, стараюсь потреблять больше овощей. В общем, ничего особенного, ем все, что полагается спортсмену.
На соревнованиях в Ленинграде, где стартовали семидесятилетние «мальчишки», по возрасту был вторым после Николая Ивановича Золотова. Ему 87 лет, и он меня обогнал в беге на три километра. Я объясняю это тем, что слишком поздно начал заниматься бегом. Но у меня еще все впереди!
Во время тренировки могу пробежать 12—15 километров. Сейчас состояние сердечно-сосудистой системы удовлетворительное. Артериальное давление 130/80».
Бегом от ишемической болезни
Александр Федорович Бондаровский. Инженер.
Диагноз: ишемическая болезнь сердца с приступами стенокардии, симптоматическая гипертония, язвенная болезнь 12-перстной кишки с периодическими обострениями, дискинезия желчных путей, вторичный холецистит, варикозное расширение вен.
«Бегом начал заниматься в 53 года, имея значительный стаж больного ишемической болезнью. Правда, гиподинамия меня не тронула — много занимался гимнастикой, плавал, ходил на лыжах.
Моя болезнь — следствие хронического перенапряжения, результат многочисленных стрессов и отрицательных эмоций. Пульс 100 ударов в минуту в покое и давление 180/100 в покое — круглосуточно!
Малейшее напряжение — и со мной происходило что-то невероятное. Основные симптомы: частые приступы и одышка. Не мог пройти 200 метров пешком, останавливался и отдыхал. В кулаке всегда зажата трубочка нитроглицерина…
По совету товарищей пришел к врачу Арасланову. Он осмотрел меня, но в клуб не записал. Дал инструкцию для занятий и предложил прийти через месяц.
Я начал следующим образом: минута ходьбы на месте, плюс минута бега на месте… Но все очень осторожно, имея наготове нитроглицерин.
Через месяц меня осмотрел Арасланов, и я увидел, как он повеселел. Записал в клуб и выдал членский билет.
Через 2 месяца появилось неудержимое желание бегать. Я не мог дождаться утра, чтобы начать занятие. Каждая прибавленная минута бега радовала меня необыкновенно. Через полгода бегал уже по 30 минут.
Через 8 месяцев меня взяли на пробег 20 километров. Шестнадцать километров я ехал на автобусе и, завидуя товарищам, бежал только последние четыре километра. Трудно было — попался участок в гору, но я верил, что сердце выдержит и нагрузка ему приятна.
Как инженеру мне интересно рассматривать явления коронарной недостаточности на ЭКГ. Субъективное ощущение такое: «Сила есть, а в ноги не поступает». Это я объяснил тем, что бездействовали капилляры и сосудистая система «отставала» от сердца, не желающего работать на полную мощь.
Так продолжалось не один год. Я знал: нужно время. И через 2 года занятий пробежал марафон! Мой первый результат 4 часа 4 минуты, последний — 3 часа 58 минут. Теперь, когда понял, что 42 километра — пройденный этап, решил бежать 100 километров.
Вы хотите спросить, хватит ли мне нитроглицерина? Я забыл, что это такое! Прихожу к врачам, только чтобы оформить допуск к соревнованиям.
От ишемической болезни до бега на 100 километров прошло пять лет, 100 километров я пробежал за 12 с половиной часов. Если Одесса отводит на преодоление этой дистанции 24 часа (имеется в виду традиционный пробег на приз газеты «Вечерняя Одесса»), то даже среди одесситов я не был бы последним. А это уже кое-что значит!
Сейчас живу в Ялте. По утрам бегаю 12—16 километров, в субботу и воскресенье — 20—28 километров по Солнечной тропе. Иногда с молодыми бегу на Ай-Петри (туда и обратно — 44 километра, плюс подъем на 1000 метров над уровнем моря).
Запас нитроглицерина, заготовленный впрок, передан в музей лекарств, созданный доктором Араслановым».
Музей лекарств
От ишемической болезни до бега на 100 километров прошло пять лет
Бегом от почечной недостаточности
Сергеев Александр Петрович. Старший мастер Калужского турбинного завода.
«Рос сиротой, воспитывался в детдоме. Учился в школе военных музыкантов. В четырнадцать лет убежал и попал на Черное море. Плавал на линкоре «Парижская коммуна», переименованном в «Севастополь».
Дважды оказывался в ледяной воде. Неоднократно лечился в госпиталях по поводу хронического воспаления почек.
В возрасте 18 лет был демобилизован как инвалид. Затем плавал на корабле-спасателе. Как-то раз зимой корабль раздавило льдинами, и я опять оказался в воде…
Приехал в Калугу, поступил в школу машинистов. Когда проходил медицинское обследование, попросил товарища сдать за меня анализы — иначе не приняли бы.
Затем снова попал в ледяную воду… Жестокое обострение болезни на три месяца уложило меня в больницу. Приступы последовали один за другим. Новый диагноз — пиелонефрит.
Кто испытывал почечные боли, поймет мое состояние. Я совсем пал духом. Во время приступов мне разрешалось принимать по одной таблетке фурадонина, но этого стало недостаточно, и тайком от врачей я принимал по две, три, четыре…
Однажды прочитал заметку о том, что человек вылечился (правда, от другой болезни) бегом. И подумал: «А почему бы и мне не попробовать?»
Начал с гимнастики, зимой встал на лыжи. Мое первое достижение — полкилометра. Правил физической подготовки не знал, увлекся, и начало побаливать сердце…
Пришел к Шамилю Шайхуловичу Арасланову с жалобами на сердце. Он мне посоветовал заниматься бегом и дал медицинскую и спортивную литературу. Но главное — систематически по данным анализов мочи и крови корректировал беговую нагрузку.
С оздоровительного бега перешел на спортивный. В День Победы, в возрасте 51 года, впервые пробежал марафон. Обострения продолжались, но уже стал справляться с ними.
Наконец пришел день, когда после очередного обследования врачи развели руками и сняли меня с учета в урологическом кабинете.
Теперь могу преодолеть на лыжах 60 километров за 5 часов 15 минут, а в беге — 50 километров. Лучшее время в марафоне — 3 часа 38 минут.
Если допустить мысль, что каждый мужчина в возрасте 50 лет даже не болея пробежит так, как я, то достижения доктора Арасланова надо рассматривать как победу».
Мнение Арасланова:
«В своей жизни я видел много больных, умиравших от почечной недостаточности…
Моя жена — тоже врач — предостерегала от неблагоприятного исхода в занятиях с Александром Петровичем. Но моя роль (на первом этапе) сводилась к строгому контролю: раз в две недели сопоставлял результаты биохимического анализа крови и мочи.
Для Сергеева была установлена нагрузка: бег с частотой пульса не выше 120 ударов в минуту. Через 2 года такой тренировки предложил ему съесть соленое (до этого он соблюдал бессолевую диету) и тут же сделал анализы. Никакой патологии! Это меня потрясло!
Что могло способствовать этому? Ответ может быть разным.
На одни предположения меня наталкивают данные исследований гималайской экспедиции. Согласно им, кислородоснабжение кожи стоит на первом месте, мозга — на четвертом, а сердца — на восьмом. На основании этих данных альпинисты даже переконструировали палатку и одежду.
Если взять этот факт за основу, можно предположить, что во время бега от полутора до двух квадратных метров кожи человека берут на себя процесс выделения. В этот период как бы выключаются и отдыхают почки и вывод шлаков идет через кожную поверхность. Во время бега кровоснабжение почек обеспечивается за счет раскрытия новых капилляров. Может, в результате беговых тренировок в тех местах, где шел воспалительный процесс, образовалась новая почечная ткань и это стимулировало резервные возможности на уровне клеток?
Когда мы с Александром Петровичем рассказывали о нашем опыте, врачи отнеслись к этому скептически. Нам ничего не оставалось, как собрать и представить все анализы Сергеева и обзорные снимки за последние годы».
Таковы факты.
И что же автору, который во всем убедился лично, ответить читателю из Оренбурга, написавшему в письме: «Зачем вы обманываете людей? Это же ложь! Это немыслимо — и в 50-, и в 60-, и в 70-летнем возрасте начать бегать, да еще с таким арсеналом болезней!.. Никогда не поверю!»
Только регулярный, правильно дозированый бег целителен
А люди идут в КЛБ «Пульс». За плечами большинства — груз недугов.
Как минимум надо полгода, год, чтобы, начав бегать, ощутить изменения в своем физическом состоянии. Одни просто бегают, укрепляя свое здоровье, и их фантазия на том ограничивается. Другие, более любопытные, ищут в беге что-то применительное к своей профессии. Третьи изучают себя и еще читают Горация, пытаясь перенести его опыт.
Арасланов твердо уверен: бегающий не способен остаться одиноким; получив что-то от бега, он обязательно должен делиться с другими.
Например, Татьяна Михайловна Зотова, работает в школе. Как-то в случайном разговоре она сказала Арасланову: «За время, истраченное вами на бег, можно было прочитать новую книгу». Деликатный Арасланов улыбнулся и ничего не ответил. Но через пять лет она же призналась: «Я была не права. Только теперь, начав бегать, успеваю сделать гораздо больше. В том числе и больше читать». Учительница хорошо понимает: только на почве знаний контакт с ребятами часто найти трудно, она его установила в занятиях физкультурой. Ее ребята, слабенькие, не принятые тренерами в секции, бегая вместе с классным руководителем, неожиданно обрели силу и уверенность.
Но нелишне еще раз предупредить: бег — средство не медикаментозное, а потому не стоит настраиваться на быстрый эффект.
Бег — это серьезно!
Попытки использовать его без предварительной подготовки оканчивались плачевно. Каждый, кто захочет себе помочь, должен знать: к новому состоянию организма надо привыкнуть, хорошо ознакомиться с ним и терпеливо ждать, когда организм ответит новыми изменениями. Если считать бег лекарством, то доза его должна быть сугубо индивидуальна.
Итак, с чего начать? С изучения самого себя.
Как-то, прочитав два письма читателя из Харькова, доктор Арасланов порекомендовал ему вести дневник самонаблюдения. Но читателю это не понравилось, он разгневался и вернул письмо Арасланову обратно. Он ждал чудотворных капель, а ему пишут: прислушайтесь к самому себе… Исправление здоровья — дело добровольное: хочешь — прислушайся к рекомендациям, не хочешь — ищи чудотворцев.
Бегом от алкоголизма
Особая категория пациентов доктора Арасланова — бывшие выпивохи…
В одном из номеров газеты «Советский спорт» написано: «Алкоголь — болезнь, и ее надо лечить. А физкультура здесь ни при чем».
О том, что алкоголь болезнь, никто не спорит, о том, что ее надо лечить, тоже ясно. Но Арасланов утверждает: каждому алкоголику нужен шанс. Калужский опыт тому подтверждение.
«Я, Крупенников Анатолий Сергеевич, сварщик завода «Калугаприбор», 47 лет. Пил много и без всякого повода. Иногда доходил до точки…
Однажды спросил у соседа, почему он бегает. И тот рассказал удивительную историю. Однажды его ужалила гюрза, и он еле-еле спасся. Профессор ему сказал: «Если хочешь жить, начинай понемногу ходить, а потом бегать».
Он бегает двадцать лет и мне посоветовал. Пришел к Арасланову, он меня и научил всему.
Еле-еле умолил начальника отпустить меня в Ленинград, чтобы пробежать марафон по «Дороге жизни». Бежал первый раз, да еще зимой. Счастлив и делаю все, чтобы отвлечь от водки и других».
«Я, Кайев Павел Миронович, 53 года, начальник конструкторского бюро Калужского электромеханического завода. Пил много. Попадал в медвытрезвитель.
Со мной беседовали, стыдили, но ничто не могло остановить. Невероятными усилиями воли прекратил… Но каждый пьющий знает: вытерпеть можно долго, но потом наступает момент, когда терпеть невозможно! Я оказался на развилке.
Критический момент наступил через три месяца. Помимо кривой дорожки, ведущей к моральной гибели, была олимпийская тропа, на которой меня ждал доктор Арасланов. Я свернул туда!
Это удивительное чувство, которое надо испытать всем, кто хочет бросить пить: чем больше бегаешь, тем меньше хочется пить.
Недавно отпраздновал юбилей и пригласил друзей отметить его бегом по шоссе. И только тем, кто пробежал со мной рядом 50 километров, на правах именинника вручал своеобразную медаль, какая есть у немногих».
«Я, Прохоров Тимофей Петрович, 53 года. Сейчас слесарь завода железобетонных изделий, раньше плотник. В прежние времена, говоря плотницким языком, «напивался в доску». И длилось это годами.
Однажды сосед мне сказал: «Надень лыжи, иди в лес, хоть воздуха дыхни». Уговорил. Вышли мы, он старше меня, но без труда ушел вперед, а я никак догнать его не мог. Разозлился, но зима уже кончалась. Что делать?
И кто-то сказал: «Иди к Арасланову». Я старше доктора на шесть лет, но за свое спасение, как и многие, называю его «отец родной».
Когда понял, что пить не буду, предложил товарищам дни рождения отмечать пробегом на определенное число километров. Сейчас это клубная традиция».
Можно рассказать о взглядах Арасланова на значение бега, но сначала договоримся о главном. Раз и навсегда!
Никто и никогда не исправит разом здоровье, нет такого волшебного лекарства и живой воды, чтобы сбрызнули — и в мгновение ока исчезли все раны. Чудо это всецело зависит от вас — какой образ жизни вы выберете и какое место отведете занятиям физкультурой, в частности бегом.